О некоторых пределах осуществления права на удержание.

05.07.2011


Калиновский Сергей Михайлович

Основным средством для понуждения недобросовестного должника исполнить обязательство служит возмещение убытков. Возмещение убытков призвано сделать для кредиторов «нечувствительными» допущенные кредитором нарушения договора. Однако указанная цель в силу ряда причин достигается далеко не всегда. Это «вынуждает широко использовать наряду с возмещение убытков т.н. способы обеспечения исполнения обязательств, которые скорее можно было бы назвать дополнительными способами, имея в виду, что основным остается возмещение убытков».
Одним из способов обеспечения исполнения обязательств, поименованных в Гражданском кодексе Республики Беларусь (далее – ГК) является удержание. Этот способ, относительно новый для современной отечественной правовой системы, появился с принятием Гражданского кодекса 1998 года.
В соответствии с п. 1 ст. 340 ГК кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.
Особенностью удержания является то, что кредитор наделен правом удерживать вещь должника до исполнения последним его обязательства непосредственно, т.е. для реализации этого права кредитору не требуется, что бы возможность удержания вещи должника была предусмотрена договором.
В соответствии с п. 2 ст. 340 ГК удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.
Не смотря на столь обширный перечень случаев, в которых может применяться указанная обеспечительная мера, следует отметить, что законодательство содержит общие и специальные нормы, ограничивающие возможность применения кредитором удержания в отношении вещи должника.
Использование указанных норм позволяет должнику по обязательству защитить свои права перед кредитором, незаконно удерживающим вещь должника, не смотря на то, что задолженность у должника перед кредитором действительно существует. Примером чему является следующий случай.
В период осуществления хозяйственной деятельности у СООО образовалась задолженность по договору аренды перед УП, которое для ее взыскания обратилось в суд и в порядке приказного производства получило определение о судебном приказе, которое было предъявлено для исполнения. В рамках возбужденного исполнительного производства судебным исполнителем был наложен арест на имущество должника, которое было передано на хранение взыскателю (кредитору) без права использования в хозяйственной деятельности. В последующем, было принято решение общего собрания участников СООО о ликвидации общества, назначен ликвидатор и размещено соответствующее объявление в газете «Рэспублiка». В связи с началом ликвидации должника судебным исполнителем Хозяйственного суда было вынесено постановление об окончании исполнительного производства, в результате чего из-под ареста было освобождено имущество, принадлежащее должнику, которое было передано ранее взыскателю (кредитору) на хранение. После снятия ареста принадлежащее должнику имущество взыскателем возвращено не было.
В процессе ликвидации ликвидатором было установлено, что у СООО имеется задолженность, в отношении кредиторов второй, третьей и четвертой очередей.
В целях удовлетворения требований кредиторов в установленном законодательством порядке и очередности, ликвидатор СООО принял решение об истребовании имущества у кредитора. Кредитор неоднократно уклонялся от возврата имущества и в итоге письменно сообщил должнику, что вопрос о вывозе имущества будет обсуждаться только после погашения существующей задолженности и что кредитор воспользовался правом на удержание имущества в рамках ст. 340 ГК РБ. В заявлении кредитора указаны соответствующие требования и предложено провести переговоры по вопросу реализации удерживаемого имущества в соответствии с п.5 ст. 340 ГК РБ.
Не соглашаясь с такой позицией кредитора, и видя невозможность внесудебного разрешения спора, ликвидатор от имени должника обратился с исковым заявлением в суд об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
В соответствии со ст. 282 ГК РБ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
В обоснование своей правовой позиции истец (должник, собственник имущества) сослался на общие и специальные нормы законодательства.
При ссылке на общую норму истец (должник) сослался на положения ч. 2 ст. 2 ГК, в соответствии с которыми осуществление гражданских прав не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц (принцип приоритета общественных интересов).
При ссылке на специальные нормы истец сослался на п. 11 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1, в соответствии с которым при ликвидации юридического лица требования его кредиторов удовлетворяются в определенной очередности:
в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо (прекращающий деятельность индивидуальный предприниматель) несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей;
во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий, вознаграждений по авторским договорам, оплате труда лиц, работающих по трудовым и гражданско-правовым договорам;
в третью очередь погашается задолженность по платежам в бюджет и государственные целевые внебюджетные фонды, а также удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица (прекращающего деятельность индивидуального предпринимателя), за счет и в пределах средств, полученных от реализации заложенного имущества;
в четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.
Так как требования, заявленные кредитором (ответчиком), относятся к четвертой группе очередности, а на момент составления искового заявления ликвидатором истца принято решение о включении в реестр кредиторов требований второй и третьей очереди, действия ответчика, направленные на удержание имущества истца, являются незаконными, так как нарушают очередность, установленную законодательством.
При этом следует учесть невозможность удовлетворения в индивидуальном порядке требований Ответчика как кредитора до удовлетворения требований иных очередей. Так, в соответствии с п. 2 ст. 60 ГК РБ, требования каждой следующей очереди при ликвидации юридического лица удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди.
В соответствии с п.3 ст. 59 ГК РБ, если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица (кроме учреждений) денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений.
Принимая во внимание недостаточность денежных средств истца для удовлетворения требований его кредиторов, а также наличие у истца других, помимо ответчика, кредиторов, в том числе второй и третьей очереди, фактическое удовлетворение требований кредиторов, в том числе и требований ответчика, может быть произведено только путем распределения между кредиторами истца денежных средств, полученных от реализации имущества истца с публичных торгов, причем такая реализация должна быть осуществлена исключительно ликвидационной комиссией.
Доводы ответчика об удержании имущества на основании ст. 340 ГК РБ не могут быть приняты во внимание по следующим причинам. В соответствии с п. 5 ст. 340 ГК РБ, требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. В соответствии с п. 2 ст. 330 ГК РБ, требования залогодержателя удовлетворяются за счет заложенного движимого имущества по решению суда, если иное не предусмотрено соглашением залогодателя с залогодержателем. В соответствии с п. 1 ст. 331 ГК РБ, реализация заложенного имущества производится путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если Кодексом и другими актами законодательства не установлен иной порядок. Так как у ответчика отсутствует какое-либо решение суда, которое устанавливало бы право ответчика на удовлетворение своих требований за счет удерживаемого им имущества, владение ответчика является незаконным.
В силу вышеизложенного имущество должно быть возвращено ликвидатору для реализации. 

Вернуться к Статьям